Фото: Reuters

Третье место на рынке СПГ

К 2028 году на мировом рынке газа останутся всего три крупнейших производителя, которые будут между собой конкурировать за потребителей, заявил старший научный сотрудник программы по энергетике и национальной безопасности Центра стратегических и международных исследований (The Center for Strategic and International Studies, базируется в Вашингтоне) Никос Цафос. РБК ознакомился с его исследованием.

Мировой лидер на рынке сжиженного природного газа (СПГ) Катар за десять лет увеличит производство в полтора раза, сохранив первое место, — 150 млрд куб. м (или 109 млн т) в 2028 году за счет собственных проектов и долей в СПГ-заводах в США, говорится в исследовании. А США, которые сейчас даже не входят в пятерку крупнейших производителей и уступают России по поставкам СПГ в Азию и Европу, увеличат выпуск и экспорт сразу в пять раз, с 28 млрд куб. м в 2018 году до 140 млрд куб. м (около 101 млн т) в 2028 году за счет ввода новых проектов. При подготовке прогноза эксперт учитывал только те проекты, по которым уже принято инвестиционное решение, следует из документа.

Производство СПГ в России за тот же срок вырастет лишь в 2,7 раза, с 25 млрд до 68 млрд куб. м (около 50 млн т), позволив ей стать третьим СПГ-производителем в мире. Подконтрольный «Газпрому» завод «Сахалин-2», запущенный в 2009 году, в 2018 году произвел 11,4 млн т СПГ. По мере выхода на полную мощность первого производства НОВАТЭКа «Ямал СПГ» (в декабре 2018 года были запущены все три очереди общей мощностью 16,5 млн т) и запуска второго завода компании «Арктик СПГ-2» (окончательное инвестрешение принято 5 сентября, к 2026 году ожидается старт третьей очереди, общая мощность предприятия составит 19,8 млн т) и еще двух малотоннажных проектов экспорт СПГ из России почти утроится, замечает Цафос.

В 2018 году, по данным вашингтонского центра, в мире было шесть крупнейших производителей газа, на которых приходилось более 60% мирового экспорта. Помимо Катара, США и России в их число входили Австралия, Норвегия и Канада. Но эти страны имеют ограниченный краткосрочный потенциал роста поставок газа и в основном обеспечивают какой-то один регион — Азию, Европу или Северную Америку соответственно, указывает эксперт. А три будущих крупнейших производителя имеют большие планы расширения мощностей и могут поставлять сжиженный газ сразу в несколько регионов, уточняет он.

Реклама на РБК www.adv.rbc.ru

Россия сохранит первое место в мире по общему экспорту газа, пишет Цафос. В 2018 году Москва экспортировала 248 млрд куб. м (из них 25 млрд куб. м — СПГ), а в 2028 году увеличит этот показатель на 50%, до 372 млрд куб. м, прогнозирует Центр стратегических и международных исследований. «Газпром», обладающий монополией на экспорт трубопроводного газа из России, достраивает газопровод «Сила Сибири» в Китай (38 млрд куб. м) и два трубопровода в Европу — «Северный поток-2» по дну Балтийского моря (55 млрд куб. м) и «Турецкий поток» в Черном море (31,5 млрд куб. м). Благодаря этим проектам и новым СПГ-мощностям экспортный потенциал России может вырасти даже больше — примерно на 168 млрд куб. м, заключает эксперт.

Представители Минэнерго, НОВАТЭКа, «Газпрома», а также «Роснефти», анонсировавшей строительство СПГ завода на Дальнем Востоке, не ответили на запросы РБК.

Консервативный прогноз

Минэкономразвития ожидает, что утроение производства СПГ в России произойдет вдвое быстрее — за пять лет. Согласно макроэкономическому прогнозу ведомства, к 2024 году производство сжиженного газа вырастет в стране до 47,9 млн т. А предправления и совладелец НОВАТЭКа Леонид Михельсон еще в апреле 2019 года предложил закрепить на государственном уровне цель создания СПГ-кластера мощностью до 140 млн т в Ямало-Ненецком автономном округе. «Только ресурсная база Ямала и Гыдана позволит производить 140 млн т СПГ в год. Технологически, мы считаем, мы уже готовы ставить перед собой такие масштабные цели», — сказал он, выступая на ежегодной коллегии Минэнерго. По его словам, это позволит обеспечить России до 20% мирового рынка СПГ.

Во время запуска третьей очереди «Ямал СПГ» в декабре 2018 года Михельсон обещал, что только НОВАТЭК будет производить 55–60 млн т СПГ в год к 2030 году, а затем сказал, что компания может пересмотреть свою стратегию, чтобы к 2030 году достичь производства 70 млн т в год.

Глава Минэнерго Александр Новак в ходе Восточного экономического форума в сентябре сказал, что после запуска «Арктик СПГ-2» доля России на мировом рынке сжиженного природного газа может вырасти с 9 до 14%. Он выразил мнение, что в перспективе страна может производить 120–140 млн т СПГ. К 2035 году, согласно прогнозам Минэнерго, мировой спрос на СПГ составит 600 млн т (рост вдвое к текущему уровню), то есть Россия может занять даже более 20% рынка.

Прогноз вашингтонского центра исследований можно считать довольно консервативным, утверждает аналитик по газу Центра энергетики Московской школы управления «Сколково» Сергей Капитонов. В этом исследовании учитываются только существующие мощности «Сахалина-2», а также «Ямал СПГ», «Арктик СПГ-2» НОВАТЭКа и двух малотоннажных заводов, но перспективы производства СПГ у России более обнадеживающие. По мнению Капитонова, к этому списку необходимо также добавить проект «Газпрома» и «РусГаздобычи» в порту Усть-Луга (мощность 13 млн т), который недавно получил первый кредит от ВЭБа, СПГ-завод в рамках «Сахалина-1» мощностью 6,2 млн т, о котором заявил глава «Роснефти» Игорь Сечин в начале сентября, третью очередь «Сахалина-2» (мощность 5,4 млн т), а также еще один крупный завод НОВАТЭКа на Ямале «Арктик СПГ-3» (19,5 млн т) и его же небольшой проект «Обский СПГ» (4,8 млн т, инвестиционное решение по нему ожидается в начале 2020 года). В сумме эти проекты, ввод которых в эксплуатацию запланирован до 2028 года, дадут еще почти 50 млн т СПГ в год (или 66,5 млрд куб. м), что увеличит производство сжиженного газа в России до 100 млн т. В случае осуществления этих планов Москва будет спорить за второе место с США.

Но Капитонов признает, что реализация части этих проектов сопряжена с трудностями: у третьей очереди «Сахалина-2» пока не решен вопрос с ресурсной базой, у проекта «Роснефти» с партнерами на Дальнем Востоке нет ни сроков, ни конфигурации, ни инвестиций. К тому же после изменения концепции «Балтийского СПГ» в Усть-Луге и ухода из проекта Shell возник вопрос о технологии сжижения для этого завода.

Главный риск развития СПГ-отрасли в России — технологические санкции, поскольку страна пока сохраняет зависимость от западных технологий, хотя НОВАТЭК и пытается добиться максимальной их локализации, указал старший директор отдела корпораций Fitch Дмитрий Маринченко. А по мнению руководителя направления СПГ ICIS Heren Романа Казьмина, реализацию некоторых СПГ-проектов в России могут тормозить их иностранные инвесторы. «Shell и Exxon, помимо участия в проектах на Сахалине, развивают собственные СПГ-проекты в США, поэтому у них могут возникнуть конфликты интересов в случае перепроизводства на рынке», — заметил он.

«Мы не можем комментировать необоснованные теории. Как мы уже неоднократно говорили ранее, мы заинтересованы в расширении мощности завода СПГ проекта «Сахалин-2», которое зависит от подтверждения источника сырьевого газа, и не видим связи или конфликта с нашими возможными проектами в США», — заявил представитель Shell. Представитель Exxon в России отказался от комментариев.

Подпишитесь на рассылку РБК.
Рассказываем о главных событиях и объясняем, что они значат.

Автор:
Людмила Подобедова

Источник